Жить в Украине считается нелегко. И не в войне дело. Те, кому нелегко — не воюют. Они устали от войны, на этой войне не побывав. Даже не прислонившись к ней.

Тут столько граней… Я думала, что мне тяжелее — жить прямолинейно. Да, чёрное и белое. Да. Когда вопрос в войне, в выборе, в решении. Тут либо да, либо нет. Не может быть «сегодня я за Россию «, а завтра, когда там хуже станет, вернусь в Украину. Потому что у неё всё налаживается. Это не позиция, это так…

«Мутить воду» можно в любви и сексе, во вкусах в еде и одежде, хочу/не хочу. Буду/не буду. Но не в отношении к своей воюющей стране.

Вам тяжело? Да, действительно. У некоторых нет таких сложностей с выбором. Надеть сегодня серый бронежилет или зелёный? Замерзшими пальцами достать сухпаек из этого зелёного пакета, или второго, тоже зеленого? Это тебе не программу для Зеленского писать. Тут у тебя два варианта: стрелять или быть убитым. Дотащить этого раненого солдатика с поля боя в укрытие, или винить себя до конца жизни.

Ведь у вас выбор сложнее:

— потребовать себе пенсии и зарплаты как в России, или в Польше, или в Германии? А может как в Дании? Чего мелочиться?

— послушать обещания одного, или второго, или третьего — а там кто больше пообещает…

— увидеть российские войска в Украине до безумия «сложно». Потому что это же надо перебирать доказательства. В то время как Крым отжали (но это ни о чем не говорит), а данные разведки (причем не только нашей) и выставленные на всеобщее обозрение осколки, документы, танки, фото и видео — это не доказательства. Тысячи раненых по стране непонятно как сами себя «постреляли», для пиара политика…

Вам сложнее. Я выбираю между Украиной победившей или не дай Бог Украиной капитулировавшей. А кто-то не выбирает. Ему для начала ещё вспомнить надо, как выглядит капитуляция и что это такое, а потом уже слово это произносить. И если при этой самой капитуляции денег добавят — то почему бы и нет?

Мне просто (НАМ просто) перестать бегать в магазин за кофе — за углом, зная, что хозяева «топят за Россию». Молча кивок при встрече и проходишь мимо. И забываешь об этих людях. Это просто. А вот им сложно — жить в стране, которую ненавидят. Быстрее переключать канал, по которому показывают парад ВСУ в Киеве, ведь от него становится тошно. Зарабатывать ненавистную гривну и менять ее на ненавистный доллар. Им сложно.

Ежедневная тяжелейшая борьба за выживание в Украине, в которой что ни закон — то «против нормальных людей», что ни праздник — то «навязанный бандерами».

А мне легко — я наслаждаюсь появлением у меня чувства своего, отдельного, настоящего дома. Который страной называется. Ей всего 5 лет, но она показывает чудеса самозащиты. Про таких говорят: далеко пойдет.

Она говорит мое любимое слово «Я».

Я хочу.

Я решаю.

Я сделаю. И делаю.

И это слово очень тяжело дается тем самым украинским страдальцам, которые ментально советские и российские. Где больше принято говорить «они»:

— они решают — не мы. Они пусть сделают — мы люди маленькие. Им виднее — они у власти.

Знаете, когда учишься говорить слово Я — сразу легче становится. Мне очень просто с идентичностью. Я — украинка.

А вам безумно с этим тяжело. Понимаю.

P.S. Я могла бы все это написать на украинском, но вы бы не поняли. Ну, максимально честно.

Елена Кудренко
Блогер

«Обозреватель»