В ряде российских городов 10 февраля прошла акция «Марш материнского гнева». Ее участники вышли на улицы Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Ярославля, Казани и других городов в знак протеста против политических репрессий.

Причиной для проведения такого марша в России стали уголовные дела против двух женщин-активисток: Анастасии Шевченко в Ростове-на-Дону и Лии Милушкиной в Пскове.

Шевченко была арестована 23 января, несмотря на то, что воспитывает троих несовершеннолетних детей, а ее старшая дочь при этом страдает тяжелым заболеванием и находится в интернате для детей с особенностями развития. За то время, пока Шевченко находится под домашним арестом, девочка попала в реанимацию и умерла.

Активистку обвиняют в сотрудничестве с «нежелательной организацией». По мнению следователя, Шевченко своими действиями посягнула на основы конституционного строя и безопасность государства». Известно, что женщина является активисткой оппозиционной организации «Открытая Россия», которая критикует российскую власть.

Лия Милушкина – тоже активистка организации «Открытая Россия» – была отправлена под домашний арест по обвинению в хранении наркотиков, ее муж в этом деле арестован. Супруги утверждают, что наркотики им подбросили после угроз – в связи с их общественной деятельностью.

«Сегодня преследование женщин, матерей за то, что они хотят лучшего будущего, лучшей организации государства и общества в нашей стране, стало обыденностью», – пишут в соцсетях организаторы «Марша материнского гнева».

Требование организаторов акции – освободить женщин и всех политзаключенных.

В Москве этот марш не был согласован с властями. Однако несколько сотен люди собрались в центре города и прошли по Бульварному кольцу, скандируя лозунг «Свободу политзаключенным».

В самом начале акции на нее прибыла группа активистов прокремлевского движения SERB во главе с ее лидером Гошей Тарасевичем. Они устроили драку с присутствующими, после которой правоохранители задержали и забрали в райотдел члена демократического движения «Солидарность», участника марша Михаила Кригера, и еще одного протестующего Максимп Пряхина. Затем активисты SERB вновь полезли в драку, и полиция все же задержала Тарасевича.

Акция в Санкт-Петербурге тоже не была согласована, однако на нее собрались около 200 человек. Полицейские требовали от протестующих разойтись, угрожая применить физическую силу и фиксируя присутствующих на камеры. Участники марша все равно прошли по улицам, хотя по другому маршруту, в тишине и без лозунгов. Однако ОМОН начал их задерживать.